долгожданные рои

Пишет Жорж Михель:

Когда Паша перед началом семинара по пчеловождению по системе Варрэ среди прочих вопросов спрашивал: «Где вы намерены приобретать пчёл?», — я без тени сомнения ответил: «Намерен поймать».

21 мая в понедельник, вернувшись в Заполянье, зашёл к Саше Дауберту, нашему соседу и пчеловоду со стажем. У него небольшая пасека, порядка десятка уликов. Ещё раз посмотрел устройство его ловушки, и начал конструировать свою. Лена дала мне обрезков вагонки, поскольку у меня ничего подходящего для «стройки века» не оказалось. Через пару дней мой чудо-скворечник был готов. Сделал пару съёмных лямок по типу рюкзачных для транспортировки пешим ходом, и отправились мы с Любой вывешивать свою ловушку на ранее облюбованное место за пару километров от нас. По пути встретили ехавших к нам Андрея Андреева и Аню Рябинку. Сели к ним в машину, развернулись и остаток пути доехали вместе. Пока девчата общались между собой, закрепили с Андреем наш теремок на дерево. Надо сказать, что все хитрости для привлекательности ловушки для пчёл я постарался сделать: прибил внутри к крышке два кусочка суши «от Саши», ею же натёр стенки внутри, помазал поверх медовым сиропом, натёр слегка мелиссой и внутри и леток.

Прошло два дня – ни гу-гу. В течение этих же дней интенсивно осматривал окрестности в поисках пчелиных «коридоров» и мест активного медосбора. По происшествии двух дней перевесил ловушку на другое место. Ко всем прочим премудростям, стал раз в пару дней опрыскивать дерево, на котором висела ловушка, медовым сиропом. Недели три провисела ловушка – те же «ни гу-гу». Снял. Обжёг внутри. Снова обмазал как и прежде, вдобавок оббил снаружи кусочками жёлтого материала. Первые два раза устанавливал ловушку в местах цветения шалфея. Сейчас решил на краю поля с цветущей дикой редькой. Истекал месяц моих попыток добыть рой. Ни дикая редька, ни обжиг, ни зазывающая желтизна моих ожиданий не оправдывали. 25 июня – очередная передислокация моего чудо-скворечника. На этот раз поближе к синяку. Уверенность в положительном исходе предприятия таяла пропорционально числу перестановок  ловушки. «Видимо, обустройство собственного жилья в этом году важнее», — решил я. 28-го рано утром поехали с Сашей встречать Любу (она возвращалась из Казахстана, куда ездила за своей мамой), по пути поинтересовался, роятся ли у него ещё пчёлки. Он сказал, что из двух уликов ещё не вылетали и он помнит, что обещал мне рой.

Вернулись с женщинами домой, а ближе к полудню звонит Саша: «Рой возьмёшь?» Вот оно! Вечером, часов в шесть, «пересыпали» рой из роевни в мои два корпуса простого улья. Рой оказался небольшой – 800 грамм. Может, сегодня удачный день во всех отношениях? – подумал я и на велосипеде поехал посмотреть, как там поживает моя желтоликая ловушка. И надо сказать, фортунило мне в этот день по-серьёзному. Вокруг ловушки и туда-сюда у летков сновало с полсотни пчёлок. Поехал назад, а вечером, в десятом часу, поехал за роем. Когда подошёл к ловушке – тишина. Снял, открыл – пусто. Повесил назад. «Разведка», — успокоил Саша, когда я вернулся. Следующим вечером я снял ловушку с моим «первенцем». Взвесил её вместе с роем. После переселения пчёл во второй улей, взвесил снова. Разница оказалась 2,2 кг. За то время, пока рой был в ловушке, пчёлки оттянули шесть языков разной величины и затарили их нектаром. Думаю, чистый вес роя – около 2-х кг.

Трудятся мои пчёлки уже почти неделю, что меня очень радует. У первого роя я оставил два корпуса, а у второго увеличил объём до трёх. Сейчас дописываю эту статью, а снаружи – крики. Выскочил из дома. В воздухе – гул высокого напряжения. Поднял голову – надо мной в сторону западной дубравы летит рой. Его Саша с Виктором преследуют. Роятся пчёлки, роятся…

А свою жёлтенькую я повесил снова. А почему нет?

Оставить комментарий