хорошо, да не очень (мои первые пчёлы — 2)

 

Пишет Емелина Елена:

Не успев насладиться обществом моих новых «домашних животных» — пчёл, я уехала в Москву. Дата отъезда была оговорена заранее, поэтому с пчёлами мне удалось побыть только сутки. Поведение их в первый день после заселения ко мне в улей меня насторожило: они толпились у летка, массово сидели на внешних стенах улика, вились над ним. Их было очень много, я подумала – может им тесно в моём маленьком улье? Хозяин роя Саша Дауберт объяснил мне, что пчёлам пока нечем заняться: рабочие пчёлы носили бы мёд – но его пока некуда складывать, т.к. нет рамок с сотами. А соты строят только молодые пчёлы – и вот, пока идёт строительство, рабочие пчёлы сидят на улье и «отдыхают».

На семинаре по пчеловодству нас учили, что пчёл после заселения надо кормить в течение 10 дней, но Саша заверил меня, что погода хорошая, цветов много (т.е. взяток хороший) и пчёлам будет достаточно той подкормки, что мы им поставили в день заселения в улей. Я с лёгким сердцем уехала, и в течение нескольких дней за моими пчёлами приглядывали Жорж и Саша – всё было хорошо.

Когда через 10 дней я вернулась в Заполянье и подошла к улью, мне показалось, что пчёл слишком мало. Улик немного рассохся, между корпусами появились щели, и некоторые пчёлки заходили домой через эти щели сбоку улья. Вечером с Сашей мы открыли улей и увидели печальную картину.

Вместо 3,5 –килограммового  роя в улье была лишь горстка пчёл. На дне лежал упавший «язык» сот и несколько полосочек воска, отвалившихся с планок, на которых они были прикреплены. Пчёлы сидели на оставшихся 2-х оттянутых ими «языках» сот, которые были расположены под прямым углом друг к другу, т.е. один был построен на планочке, а другой – поперёк планок. Пока мы рассматривали эти планки, один из «языков» стал отклеиваться и чуть не упал. Саша прикрепил его обратно и сказал, что тому, кто наващивал эти планки он ставит 1 (кол) за работу.

Матки среди оставшихся пчёл не оказалось, яички откладывала трутовка (в каждой соте было по 4-5 яичек, матка так не кладёт). Таким образом, этот роёк  обречен на вымирание, т.к. из яиц трутовок выводятся только трутни.

Открыв второй улей, стоящий рядом в качестве ловушки, мы увидели следы присутствия пчёл, но самих пчёл не было. Видимо, и второй улей им не понравился, и рой предпочёл улететь.

Неизвестно кто больше расстроился от увиденного – я или Саша. «Это, мягко говоря, не по-хозяйски – упускать такие рои», — печально сказал он. Я согласно кивала, чувствуя себя расхитителем народной собственности. «В следующий раз я сделаю по-своему, — продолжил Саша, — прикреплю к планкам вощинки, поставлю пару рамок с расплодом и только после этого заселим рой». Я опять кивала – новаторская система не прошла.

Что было тому причиной: плохо подготовленный улей, недостаточная подкормка, моё отсутствие – я вовремя не заметила, что рой собирается слететь. «Пчёлы скурвились!»- резюмировал Андрей Румянцев, выслушав мою историю. Возможно, это тоже одна из причин, и пчёл надо постепенно приучать работать без вощинок и прочих «подпорок» на все случаи жизни.

Итак, с наскока стать пчеловодом не получилось. Буду продолжать учиться.

1 комментарий к “хорошо, да не очень (мои первые пчёлы — 2)

Оставить комментарий